Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Теория поездов

Я тут подумал, что со старого блога можно перетащить несколько постов, которые мне очень симпатичны. С некоторыми правками, конечно же. Это первый.

Итак, представьте что вы – железнодорожная станция. Или даже нет, не так. Вы – смотритель железнодорожной станции. У вас есть две параллельных линии путей, перрон, закатанный в гладкий асфальт, узорчатый заборчик, уютные деревянные скамьи из лакированного дерева и маленький домик, в котором вы живете. А еще есть два столба, по одному на каждой стороне станции. Один из этих столбов нам еще пригодится, запомните его; запомните выцарапанное на нем ногтями: «Папа нас убил».

Жизнь идет. Мимо вашей станции проносятся поезда. Некоторые останавливаются на десять минут, а некоторые мелькают так, что вы даже не успеваете отследить, сколько в них вагонов.

Но вот однажды происходит то, что происходит с каждой железнодорожной станцией – у вас останавливается поезд, который вы не хотите отпускать. Вы не хотите его провожать. И он вроде бы не хочет. Вы знакомитесь с вагоновожатой, дарите ей букет пыльных полевых ромашек. У вас завязываются отношения. Пока поезд стоит, вы обходите его и проверяете тормоза. Нежно гладите рельефные синие борта.

Вы хотите от поезда пассажиров. Не одного, а двух. Может быть, даже трех, чем черт не шутит. Но только от этого поезда!

И, господи, вы понимаете, что вам больше никто в жизни-то и не нужен. Вы готовы взорвать к чертям рельсы по обе стороны станции, отрезать себя от остальных поездов, от мира, и остаться наедине с этим поездом и вагоновожатый.

У вас все ХОРОШО. И лучше этого чувства нет ничего. НИ ЧЕ ГО.

Но вдруг… внезапно и неожиданно… заводятся моторы. Поезд содрогается и оживает. На какое-то мгновение ты понимаешь, что до этого, с тобой, он был лишь мертвым, мертвым грузом, а вот теперь, когда он собирается в путь (а он собирается, ты осознаешь это всем своим естеством), вот только теперь он потрясающе красив. Лучше даже, чем был до этого.

В этот момент ее ухода ты находишься лишь в начале перрона. Все двери вагонов закрыты. Ты бежишь по гладкому теплому асфальту, в лицо бьет жаркий воздух от бортов поезда. Ты летишь к главному вагону, хочешь сказать что-то очень и очень важное, что-то такое, чего уже никогда и никому не скажешь.

Да только поезд трогается. Сначала по сантиметру, но с каждой секундой все быстрее и быстрее. Перрон очень длинный, а ты все бежишь и кричишь несвязное. Но шум застилает ей уши, и не важно это уже никому. Только вороны на перилах переглядываются.

Ты хочешь остановить поезд, хватаешь его руками, сбивая и стирая их в кровь, до костей. Добегаешь до того самого пограничного столба, «Папа нас убил», и…

И все. Поезд ушел. Чучух-чучух. Поначалу тебе остается лишь ласковый перестук его колес. Это воспоминания. Затем остается лишь жаркое зыбкое марево. Это тоска. А в конце концов остается только запах, запах, который ты не забудешь никогда и постараешься засунуть его в самый дальний, самый захламленный и недоступный чердак памяти.

Мимо твоей станции еще будут проходить поезда. Великое множество. Ты будешь их встречать с официальной улыбкой и проверять тормоза, как и прежде, потому что так положено и надо. Но ровно через пять минут, с превеликим удовольствием и облегчением, ты будешь объявлять: «Скорый поезд отправляется через одну минуту, просьба пассажирам занять свои места».

Ты не будешь задерживать их возле себя. Такого больше не надо. Ты будешь их провожать.

Поезда, поезда, поезда…

И даже когда придется уйти с этой станции, чтобы твое место занял кто-то другой, ты еще будешь помнить тот запах. Доставать его сонными ночами с далекого чердака и вспоминать счастливые полчаса долгой остановки.

Но все проходит. И полчаса, и вечность.

Чучух-чучух.
  • Current Music
    КиШ - Северный флот