?

Log in

No account? Create an account

Юрий Волгин - "После нас" написец

Бояр
yuvo
 Кстати, кому интересно, вот так выглядел Бояр во время первой встречи с Густавом в "После нас":



Получилось хреново, я плохо рисую человеческую анатомию, но в общих чертах понятно, надеюсь.

Эпиграф
yuvo
Я бываю такая разная,
то капризная, то прекрасная,
то страшилище опупенное,
то красавица Мисс Вселенная,
то покладиста, то с характером,
то молчу, то ругаюсь матерно,
то в горящие избы на лошади,
то отчаянно требую помощи,
дверью хлопну - расставлю все точки,
то ласкаюсь пушистым комочком,
то люблю и тотчас ненавижу,
то боюсь высоты, но на крышу
выхожу погулять темной ночкой,
то жена, то примерная дочка,
то смеюсь, то рыдаю белугой,
то мирюсь, то ругаюсь с подругой.
Не больна я, не в психике трещина -
 просто Я - стопроцентная ЖЕНЩИНА...

Больше всего я ненавижу книги, у которых есть эпиграфы.

Хуже них только книги, в которых эпиграфом служат криво переведенные тексты иностранных исполнителей либо наших рок-групп, любимых только автором и тремя его друзьями (водкой, Виталиком и солистом этой самой рок-группы).

Смысл эпиграфов мне не понятен.

Это все равно, что бойцу выйти на боксерский ринг, громко крикнуть: "Я обожаю Бориса Моисеева и его творчество!", а затем начать бой.

Дело абсолютно ненужное. Если вы уже написали книгу и вставили эпиграф к ней  - съешьте его, сделайте мир лучше, сэкономьте бумагу.

Теория поездов
yuvo
Я тут подумал, что со старого блога можно перетащить несколько постов, которые мне очень симпатичны. С некоторыми правками, конечно же. Это первый.

Итак, представьте что вы – железнодорожная станция. Или даже нет, не так. Вы – смотритель железнодорожной станции. У вас есть две параллельных линии путей, перрон, закатанный в гладкий асфальт, узорчатый заборчик, уютные деревянные скамьи из лакированного дерева и маленький домик, в котором вы живете. А еще есть два столба, по одному на каждой стороне станции. Один из этих столбов нам еще пригодится, запомните его; запомните выцарапанное на нем ногтями: «Папа нас убил».

Жизнь идет. Мимо вашей станции проносятся поезда. Некоторые останавливаются на десять минут, а некоторые мелькают так, что вы даже не успеваете отследить, сколько в них вагонов.

Но вот однажды происходит то, что происходит с каждой железнодорожной станцией – у вас останавливается поезд, который вы не хотите отпускать. Вы не хотите его провожать. И он вроде бы не хочет. Вы знакомитесь с вагоновожатой, дарите ей букет пыльных полевых ромашек. У вас завязываются отношения. Пока поезд стоит, вы обходите его и проверяете тормоза. Нежно гладите рельефные синие борта.

Вы хотите от поезда пассажиров. Не одного, а двух. Может быть, даже трех, чем черт не шутит. Но только от этого поезда!

И, господи, вы понимаете, что вам больше никто в жизни-то и не нужен. Вы готовы взорвать к чертям рельсы по обе стороны станции, отрезать себя от остальных поездов, от мира, и остаться наедине с этим поездом и вагоновожатый.

У вас все ХОРОШО. И лучше этого чувства нет ничего. НИ ЧЕ ГО.

Но вдруг… внезапно и неожиданно… заводятся моторы. Поезд содрогается и оживает. На какое-то мгновение ты понимаешь, что до этого, с тобой, он был лишь мертвым, мертвым грузом, а вот теперь, когда он собирается в путь (а он собирается, ты осознаешь это всем своим естеством), вот только теперь он потрясающе красив. Лучше даже, чем был до этого.

В этот момент ее ухода ты находишься лишь в начале перрона. Все двери вагонов закрыты. Ты бежишь по гладкому теплому асфальту, в лицо бьет жаркий воздух от бортов поезда. Ты летишь к главному вагону, хочешь сказать что-то очень и очень важное, что-то такое, чего уже никогда и никому не скажешь.

Да только поезд трогается. Сначала по сантиметру, но с каждой секундой все быстрее и быстрее. Перрон очень длинный, а ты все бежишь и кричишь несвязное. Но шум застилает ей уши, и не важно это уже никому. Только вороны на перилах переглядываются.

Ты хочешь остановить поезд, хватаешь его руками, сбивая и стирая их в кровь, до костей. Добегаешь до того самого пограничного столба, «Папа нас убил», и…

И все. Поезд ушел. Чучух-чучух. Поначалу тебе остается лишь ласковый перестук его колес. Это воспоминания. Затем остается лишь жаркое зыбкое марево. Это тоска. А в конце концов остается только запах, запах, который ты не забудешь никогда и постараешься засунуть его в самый дальний, самый захламленный и недоступный чердак памяти.

Мимо твоей станции еще будут проходить поезда. Великое множество. Ты будешь их встречать с официальной улыбкой и проверять тормоза, как и прежде, потому что так положено и надо. Но ровно через пять минут, с превеликим удовольствием и облегчением, ты будешь объявлять: «Скорый поезд отправляется через одну минуту, просьба пассажирам занять свои места».

Ты не будешь задерживать их возле себя. Такого больше не надо. Ты будешь их провожать.

Поезда, поезда, поезда…

И даже когда придется уйти с этой станции, чтобы твое место занял кто-то другой, ты еще будешь помнить тот запах. Доставать его сонными ночами с далекого чердака и вспоминать счастливые полчаса долгой остановки.

Но все проходит. И полчаса, и вечность.

Чучух-чучух.

Коты, например
yuvo
Один раз меня спросили Меня часто спрашивают: а почему ты любишь кошек, а не собак? Я раньше как-то не знал ответа на этот вопрос, а сейчас вот задумался и понял почему.

Дело в том, что в мире собак полно пидарасов. Вообще, собачий мир он гламурный. Ведь это же ужас, когда видишь маленьких собачек, которые трясутся в руках своих хозяек, которые трясутся на холоде в своих вечерних платьях на красной дорожке, которая трясется от осенней слякоти, потому что у нас не Канны ,а Россия, но это не важно.

Важно то, что собак постоянно пидарасят. Ведь что такое типичная собака? Это овчарка, например. Что-то похожее на волка, хоть отдаленно. Но 90% нынешних собак это ебаные хипстеры и эмо - лысые, худые, маленькие, декоративные, ничтожные, абсолютно ненужные существа.

Другое дело - коты. Коты изначально существа ненужные, поэтому покупая или как-то иначе приобретая их (я со своим котом встретился на дискаче, он танцевал в зеркальных очках и белых кедах тектоник), вы не ищете выгоды. Все знают, что коты ленивые твари, которые умеют лизать яйца, спать и орать. Всё. И так было всегда. И они всегда жили рядом с людьми, нас, человечество, это не напрягало.

Что же до собак, то с людьми постоянно жили полноценные, большие собаки, а не всякие уродства, которые и в конуру-то выгнать страшно - помрут на полпути.

Я частенько задумываюсь над тем, как собаки допустили вырождение своего племени. Все эти пекинесы, чиахуахуа, болонки - почему бы нормальным собакам не сплотиться и не выпиздить уродов из стаи? Пусть они назовутся как-то иначе, например, безобаки или соканистры, я не знаю. Тогда я начну уважать собак.

А пока что только коты. Ок? Надеюсь, что ответил на ваш частый вопрос, мой дорогой постоянный читатель.

Обложка "После нас"
yuvo
Потихоньку перебираемся в ЖЖ, соответствующий пост на прежнем блог будет в день начала продаж книги. А пока что обложка в полный рост. Да-да, когда я писал "После нас" мне снился Егор Бероев:

После нас

Кстати, обложка (всего две претензии) гораздо лучше аннотации (не удались все слова, кроме Густав и Легион).

После нас. Хирург. Бегун. Беглец - оно кончилось!
yuvo
Наверное, каждый раз, как первый раз, но я точно каждый раз, когда заканчиваю писать что-то длинное (например, роман или хокку), чувствую неимоверную усталость.

Вот и на этот раз.

Черт его знает вообще, понравится хоть кому-то "После нас" или оно уйдет в пыльное ничто с меткой "унылый фантастический боевик из Воронежа" или "вторичное городское фэнтези о будущем". Ну что-то такое, едкое и в то же время усталое.

Потом посмотрим. Потом отомстим.

"После нас. ХББ" получился чуть короче первой книги, но всё дело в рамках, установленных мной же, потому что все остальные идеи должны воплотиться в развязочной, третьей книге. А она будет. Надеюсь, я допишу ее где-то к сентябрю-октябрю.

Сейчас же на месяц нужно забыться, отложив черновой вариант "ХББ" в сторону и заняться чем-то другим, абсолютно другим. Например, разводить дождевых червей.

Про продолжение "После нас"
yuvo
Вот такой вот про-про-по-пост.

Сейчас 8 января. Я где-то рассчитал, что мне осталось писать еще месяц продолжения "После нас". То есть до середины или конца февраля.

А в марте вроде бы обещали выпустить первую часть: "После нас. Тиски". У второй части будет длинное название, как бы издательство не завернуло его. Если так и будет, то я расстроюсь. Вот черт, я уже и сейчас расстроился...

Кстати. Я не люблю писать в жж, но приходится. Когда у меня будет здесь сотни тысяч читателей, я закрою блог под благовидным предлогом и открую его потом в подполье.

Так нужно. Так нужно, чтобы быть настоящим писателем.

Но вы френдите меня, не бойтесь. Пока ведь этот момент не наступил, так что все ок.

Первая уникальная запись
yuvo
Так как я знаменитый воронежский писатель и платиновые пальцы Черноземья, то здесь потом будут всякие жжшные посты и все такое. Я буду заниматься перепостом социально важных тем, размещать забавные картинки с котами и вставлять всякие прикольные тесты.

В общем, это будет круто и необычно, не так, как у всех.